Giant Waves — волгоградская пост-панк группа, выступающая в России и Европе и заставляющая верить, что не все еще потеряно в этом мрачном месте. Илья Волчанский и Андрей Фомин рассказали, как играть рок музыку в провинциальном мире диджейских тусовок.

С чего все начиналось и как сейчас

Мы начали еще в 00-х. Тогда группа называлась The Imaginary Stigma. Нас было четверо. Выступали, где только могли и выпустили альбом. Часто играли в «Белой лошади», «Рассвете», потихонечку начали звать на фестивали в Москву, Воронеж. Мы были представителями готической сцены в Волгограде на то старое время, делали вечеринки.

Тогда в 2006-2008 годах это было еще явно выражено — люди ходили с челками, эмо, готы были в моде. В 2012 году собрались уже как Giant Waves и выступаем в Волгограде 3-4 раза в год. На местные группы нет большого спроса, люди ходят на локальные техно-вечеринки.

Да и если часто играть, то станешь надоедать городу. Мы настроили свою дорогу: Москва – Питер – Воронеж. Теперь уже добавились европейские города – с предыдущим альбомом ездили на фестиваль в Финляндию. Там знакомимся с промоутерами, людьми которые начинают что-то предлагать. Это самое крутое промо, когда ты выступаешь живьем, тебя видят и зовут.

Из тех групп, которые были в Волгограде, кто-то уехал или перестал заниматься, ушел в другие группы. Вообще, все очень грустно с местной рок-сценой.«Все движется по кругу: были Битлз, потом панки, затем пришло ЛСД»

Вообще, в 00-е тусовок было мало и люди ходили в пятницу вечером в бары на живую музыку. Концерты были постоянно. Постоянно была какая-то движуха. Диджеи и вечеринки были, но только в больших клубах.

Это нормальный процесс. Сначала рок в моде, потом не в моде. Я думаю, что это все еще вернется. Все движется по кругу: были Битлз, потом панки, затем пришло ЛСД, а за ним – техно и люди стали ходить на тусовки под электронную музыку.

Как поехали с концертом в Германию

После этого вопроса из ниоткуда возник Стас из Аляски и состоялся такой разговор:

— Здравствуйте, легендарная группа Giant Waves. Поздравляю вас с концертом в Берлине.

— Благодарю, благодарю!

— Это успех. Это успех!

— Мое почтение.

В первой нашей группе мы выпускали в Воронеже свои альбомы. Они держат лейбл, который специализируется на окологотической темной сцене, электронной, живой, фолк музыке как на русском, так и на английском. Два года назад наш знакомый промоутер из Воронежа привез немцев Golden Apes и предложил выступить с ними.

Они приехали в Волгоград и мы сделали концерт тогда еще в Black Dog. Познакомились, сдружились — жили они вообще в доме у Ильи — показывали им Волгоград. Хорошие ребята.

В какой-то момент они начали привозить на свой фестиваль в Германии русские группы. В прошлом году была Motorama, в этом году пригласили нас.

Об отличии немецкой публики от русской

Германия – это страна, в которой сцена пост-панк, готик-рок — целая субкультура и достаточно неплохой бизнес в хорошем смысле слова. Там, где есть спрос на музыку, в итоге все и развивается. В Германии проходит крупнейший фестиваль Wave Gotik Treffen, куда приезжают десятки тысяч человек со всего мира каждый год. Это сцена, которая работает. Если что-то модное появляется в России, то потом загинается и превращается в нечто локальное, потому что в это не вкладываются финансово в том числе. А там нет. Появилось – осталось.

Есть группы, которые не позиционируют себя как темная музыка, назовем их «дарк-хипстеры». Та же Motorama — они не ходят с черными глазами и ногтями, но их зовут на эти фестивали и получается, что они на современной волне. На них ходят и хипстеры, и готы.

Это в принципе странно. В России это началось, наверное, несколько лет назад, когда смылась готика. Не берем в расчет Москву с Питером. Те, кто были раньше готами, выросли и ими же остались, продолжая ходить и слушать такую музыку, в то же время появилась новая молодежь, которая, вроде бы, что-то слышали про готов, и вот рождается какой-то культ, типа Йена Кертиса.

На этом же фестивале можно встретить мужика под 50, который одет как средневековый д’Артаньян или вампир, и там же будет моднявый худенький мальчик с футболкой Joy Division. Мы заметили, что молодежи было немного на концерте, потому что в основном были олдовые группы. Те молодые люди, которые пришли, шарят в новой волне постпанковой сцены, типа Cold Cave и Soft Moon.

В Европе проще – люди ходят на все и везде. Думаю, если сделать такое здесь, то, скорее всего, прогарит. В России это не модно. Motorama — модно, Буерак — модно, PLOHO — модно, но на них ходят пост-готы, те даркхипстеры. Из субкультурного стиля пост-панк стал поп-музыкой, где можно заработать денег. Если можно заработать денег, значит появляются промоутер, концерты. Это дает жизнь и развитие.

Как пишут текст и почему на английском

Для нас текст — это не снисхождение вдохновения, а пазл. Приходит идея и мы ее воплощаем, соединяя разные источники: используем словари по слэнгам, чтобы вставить фразу, цитаты из Библии, цитаты средневековых мистиков, художников. Я не претендую на звание поэта, но это увлекательное филологическое занятие для меня.

Музыку можно написать быстро. Дома пишем демки, затем их берет Андрей, потом мы вместе все собираемся, дорабатываем и делаем музыку лучше. Свежему материалу нужно время для доработки — учим, сыгрываемся и получается что-то новое. Обычный музыкальный процесс.

На английском легче выразить эмоции и проблему, чем на русском, потому что он громоздкий. Дело вкуса. Нам на слух лучше ложится английский.

Откуда тяга к музыке, и как с деньгами

Мы с детства хотели заниматься музыкой. Это не отдушина, а часть души. Так встроено в жизнь: приходит время и появляется песня, записываешь альбом, даешь концерт, а потом перерыв. Чем ты занимаешься и где ты работаешь — совершенно разные вещи. У нас есть знакомые из европейских групп, которые с утра продают кондиционеры, а вечером с ирокезом херачат на рок-концерте. Мы адекватно понимаем, что много денег не заработаешь, и бросать работу, чтобы быть свободным художником – это не для России. Чтобы играть музыку, нужно зарабатывать деньги. Часть уходит на запись, на педали, струны.

Деньги можно хорошо зарабатывать, продавая мерч, если тебя знают. Концерт в Европе не очень окупается, в Финляндию вообще полностью за свой счет поехали. В Волгограде ничего на организацию не тратим.

Музыкой, в принципе, можно заниматься и неплохо зарабатывать, если играть в кавер-группе. Мы в свое творчество ничего инородного стараемся не вносить.

В чем посыл последнего альбома

На последнем-мини альбоме Giant Waves на обложке кусочек гостиницы «Волгоград», снятый с огнями ночью. И посыл достаточно приземленный — про мрачный город. Кажется, что когда-нибудь из Волги выскочит Ктулху и наконец-то что-то необычное здесь произойдет.

Смотрим на жизнь вокруг нас в конкретном городе и стране, и поводов для оптимизма находится не так много. Думаем, что мы такие не одни. Хорошо, когда есть радость и любовь, которые помогают справится с ужасом нашего мира.

Реклама и продвижение

Мы плохо разбираемся в смм делах. Конечно, было бы хорошо найти специалиста. Раньше мы ходили афиши клеили, и люди приходили на концерт, потому что видели их. Кстати, в мире это до сих пор работает — в Берлине всё в этих афишах, стикерах, столбы обклеены датами и именами групп. У нас висят афиши только Аллы Пугачевой.«Если у нас и есть путь вперед, то европейский»

Мы обратили внимание, что в инстаграме тех европейских групп, с которыми мы выступали, нет колоссального количество подписчиков и бешеной рекламы. Они просто не парятся — 600-1200 подписчиков, мало фото, а народ нормально ходит. Люди себя как-то по-другому рекламируют, в России инстаграм дает более мощный движ. Очень странно.

Где в Волгограде можно устроить рок-фестиваль

В городе нужно делать нормальную рок-площадку со светом, звуком, сценой. Нужен клуб, где видно артиста, вместимостью до 1000 человек. Помещение для альтернативных концертов.

В Волжском был Маркс Бар, они там делали историю — привозили европейские группы, там было прям комьюнити. Мы выступали у них 3-4 раза. Там не было сцены, но была афигенная атмосфера — люди с тобой месятся: ты играешь, а они на гитаре висят, наступают на педаль, но все как-то по-доброму.

Какие планы

Мы очень адекватно себя воспринимаем. Во-первых, поем на английском языке, а западный посыл в России уже не очень. В нашей стране можно выйти на крупный уровень, если ты поешь на русском. Например, фестиваль «Боль», где все эти гаражные электронные группы — поголовно русскоязычные.

Мы особо не стремимся к этому уровню. Если у нас и есть путь вперед, то европейский. Сейчас мы разговариваем с английскими оргами, которые планируют нас туда привезти, но пока там проблемы с брекзитом, и все это довольно затратно. Но если тебя зовут, значит, не зря все это делаешь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь на нас

Будь в курсе всех новостей в нашем городе

You May Also Like

Как прошел митинг ЛГБТ-молодежи в Волгограде

Митинги, общение с полицией, поддержка близких и борьба с гомофобией в городе

Я работаю на волгоградском ТВ. Журналисты о цензуре, ютубе и привилегиях

Местные журналисты рассказывают, как устроиться на телек, почему они мечтают о своем ютуб-канале и как статус работника на ТВ помогает в обыденной жизни

Где в Волгограде могли бы жить Великие дома Вестероса

Попытались представить редакцией, где бы арендовал себе дом Нед Старк, если бы родился в Волгограде

Волгоградские школьники рассуждают о половом воспитании

Половое воспитание в России – тайна, которую нужно открывать осторожно, но с большим интересом