История театра «Хоббитон» началась в 1994 году. За 25 лет он прошел путь от аренды залов к своей площадке. «Хоббитон» занял здание бывшего детского сада в Волжском по адресу Рихарда Зорге, 28.

Мы встретились с руководителем театра Алёной Исаковой и узнали, почему ремонт затянулся на два года, как зрители могут помочь проекту «Усадьба» и когда ждать новых спектаклей.

Откуда взялась «Усадьба»

Это здание находится в исторической части Волжского. Оно ровесник нашего города, ему 65 лет. Всё здесь создавал ещё Фёдор Логинов по подобию европейских маленьких городков. Тут супер-планировка, дома стоят так, чтобы в каждую комнату обязательно попадало солнце в течение дня. Город ведь возник посреди пустыни. Здесь были песчаные быри, строители ГЭС ходили все в масках. И из палаточного городка выросла эта часть Волжского.

Веранда блока хранения

И наше здание, обычный детский сад, но нас его вид вдохновил. Все эти колонны, которые были дико разрушены, вся атмосфера. И нужно было название. Так повелось – у каждого помещения, которое мы занимали, было свое название. Подвал, «Матрёшка» – когда были в детском садике. И когда увидели это здание, я сразу назвала его «Усадьбой». И это имя как-то закрепилось.

Почему сначала театру отдавали только половину здания

Причина простая – его очень дорого содержать. Все прекрасно понимали, что театру зарабатывать сложно. Помимо того, что мы сейчас ведем ремонтные работы, есть же ещё коммунальные платежи. Сезон отопления обходится в колоссальную сумму. Плюс пожарная и охранная сигнализации, охранники, вахтёры, вывоз мусора.

И сначала было решено, что одну часть здания возьмём мы, а вторую – другие ребята. Но все, кто сюда приходил, приводили с собой архитекторов. А те сразу понимали: «Ребята, вы тут подохнете его ремонтировать». И все уходили.

Так выглядели все комнаты совсем недавно

Всё это время наша половина здания стояла без коммуникаций. А чтобы подключить электричество у нас, нужно было, чтобы на той стороне появился хозяин. Мы начали делать ремонт у себя, но какие-то работы проводить было невозможно. А нам надо было срочно переезжать с предыдущего места. Детский сад «Матрёшку» передали в другое ведомство. И мы поняли, что у нас всего два варианта. Либо мы непонятно куда сейчас перевозим все свои костюмы и реквизит. Либо забираем всё здание себе, осознаем все тяготы этого решения и начинаем работать. И мы решили.

Про масштабы ремонтных работ

Изначально никакой катастрофы не было. Мы делали ремонт во всех помещениях, в которые переезжали. Но мы делали его для себя. И другое дело – чтобы приходил зритель. Сначала мы хотели сделать всё в стиле лофт. Я думала: классно, бетонная стена, сейчас мы всё лаком покроем. Но потом ты этот бетон трогаешь, а вся стена осыпается. И ты начинаешь строить эту стену заново. Поднимаешь полы – а их надо заливать. И так во всём. Окна, двери, косяки, ограждения, ступени, колонны. Здание старое и материалы, из которых оно было сделано, пришли в негодность. Так что лофт не получился, пришлось делать нормальный ремонт.

Как будет выглядеть «Усадьба»

У нас будет пять разных блоков. Справа на втором этаже будет блок хранения. Здесь у нас реквизит лежит, бутафорская, большая комната для костюмерной рядом с театральным залом, гримёрная.

Стена в блоке хранения из афиш «Хоббитона»

Слева наверху –репетиционный блок. Здесь же мы расположим мастерскую по пошиву костюмов и наш мини-кабинет. В нём же смогут переночевать ребята, которые приезжают из других городов на репетиции. А на первом этаже – учебный блок для детей. У них будет свой отдельный вход.

Прямо на первом этаже будет свой вход для зрителей. Там будет буфет, администраторская, детская комната, кабинет для декораторов. А слева снизу – гостевой блок. Тоже отдельный вход. Здесь будет билетёрная, там же гардероб и ещё одна комната для проектов. Гости смогут здесь пообщаться с нашими администраторами, выпить кофе, выбрать неспешно билеты на спектакль. Ремонт в этом блоке почти закончен, осталось только провода закрыть, доделать пол и батареи закрыть.

Гостевой блок

Из гостевого блока по лестнице, которую мы всю заливали заново, вы пройдёте в театральное фойе. А оттуда попадаете прямо в зал. Его мы сделали по системе амфитеатра. Зритель у нас идет по ступенькам наверх, занимает кресло. А внизу свободная зона для актёров. Если всё будет наоборот, нам негде будет развернуться. Рукой касаешься потолка. А ведь у актёров ещё шпаги, поддержки, сверху фонари.

В зале уже всё подготовлено, кроме кресел, закупили оборудование. С этим нам помог президентский грант.

Вместимость зала – 50 человек. И мы это очень этому рады. Людям хочется сейчас хочется камерности. Даже я по себе сужу. Когда мы ходили в другие театры, я поняла, что мне уже неуютно сидеть в большом зале. Хочется «домашности». Мы ставили когда-то спектакли на площадке в «Диаманте» в Волгограде. В зале сажали человек 30. И нам очень нравилось.

В учебном блоке работы почти завершены

В «Усадьба» у нас одновременно смогут работать три площадки. В учебной дети что-то показывают, в проектной мастер-класс проходит, а наверху – спектакль. И никто никому не мешает.

Что будет на территории

Когда мы сюда пришли, у нас были грандиозные планы. Мы как люди, у которых 25 лет не было своего дома. Сейчас нам предстоит большая работа по выравниванию покрытия. Всё надо расчищать, проливать, вывозить землю и только после этого сажать травку и цветочки. Плюс надо разобраться с растительностью, подрезать кусты, выкорчевать старые деревья.

Обратная сторона двора. Строительного мусора было намного большего – гора была до второго этажа

Для обратной стороны двора была куча идей: пространство для йоги, волейбол, бассейн, фонтаны. Но пока вы исходим из реалий. Мы должны привести всё это в порядок, чтобы люди приходили сюда и им было комфортно. Если нам кто-то захочет помочь, мы сделаем тут всё, что угодно. Но сами пока не можем – нам ещё расплачиваться за то, что мы уже сделали.

Как собирали деньги

Мы прекрасно понимали, какие это вложения. И никогда не рассчитывали на спонсоров. Мы сразу считали: чтобы отремонтировать одну комнату нужно показать столько-то спектаклей и продать столько-то билетов. Мы к этому подходили с финансовой точки зрения. И если бы мы показывали спектакли сейчас и на них продавали билеты, мы бы спокойно прошли большую часть. Но началась реальная жизнь. Мы не можем в определенные залы продавать билеты выше какой-то цены, потому что люди не будут их брать. Можно играть за меньшую сумму, но по три раза в неделю. А ведь ещё нужно время на семью, ремонт, просчитать оргмоменты. И за один показ спектакля ты заработаешь около 15 тысяч рублей.

« Сейчас нам нужно только 3 миллиона на доделку. Эти цифры не с потолка, мы знаем, что нужно сделать, есть люди, которые в этом разбираются»

Обычно говорят: «Что там театр, 1000 мест, билет 500 рублей, сколько же они бабла срубили». Никто же не считает, что всё это надо привезти, заплатить аренду за зал. Платишь деньги тому человеку, который что-то поднимает на сцене. Платишь РАО за каждый показ спектакля авторские права. Плюс реклама на каждый уикенд. И получилось так, что те деньги, которые мы зарабатывали, они нам уже никак не помогали. И мы не успевали здесь ничего делать.

Учебный блок

Мы обратились за поддержкой к друзьям. «Хоббитон» достаточно старая организация. И многим он дал много. Это определенные опыт, эмоции, понимание себя. Здесь были у людей и экстремальные ситуации, когда ты понимаешь, на что способен, а на что нет, что тебе нужно, что не нужно.

И мы обращались к ребятам, давайте, помогите. Создали «Хоббитфонд», ребята скидывали по чуть-чуть. Это были колоссальные суммы, такие деньги на краундфандинге не собрать.

Мы решили не обсуждать собранные самостоятельно до этого деньги. Когда человек, который видел фото «до» придёт к нам и увидит, что здесь сделано, он сам для себя сделает выводы. Мне задавали вопросы: «А сколько перевёл вам этот и тот?» А мы рады любой помощи. Как-то нам перевели 42 рубля. Понятно, что у человека это были последние деньги на карте. А кто-то кинул 10 тысяч. Но для нас это одинаково ценно. Потому что люди принимают в этом участие.

Как помочь проекту #Я_строю_усадьбу

Сейчас нам нужно только 3 миллиона на доделку. Эти цифры не с потолка, мы знаем, что нужно сделать, есть люди, которые в этом разбираются. В своих отчётах в соцсетях мы не будем писать просто: «Ребята, мы купили красочку». Мы будем писать для покраски чего, сколько надо, что по стоимости.

Но можно помочь и другим способом. Распространять информацию. Ведь очень многие о нас не знают. Нам было не до социальных сетей. Сейчас всем интересно, но это все длится пару недель. А представляете, два года люди выкладываю: «Я поставил окно». Для человека со стороны это ни о чем. А для нас накопить на окно – целая история. Сыграть спектакль, чтобы его поставить.

Лестница в зрительный зал

Сейчас люди видят, что мы и сами сделали много. Мы не просто ребята: «Дайте нам денег, а мы театр построим». Подписываются люди, которые этим интересуются. И кто-то либо репостнул, кто-то в личку написал, еще задонатил. И в сборе средств важен массовый охват людей.

Также мы готовы на бартерное сотрудничество. Если есть компании, которые занимаются плиткой асфальтовой, могут организовать вышку, чтобы мы покрасили веранды – обращайтесь. Мы за помощь сыграем спектакль.

Насчёт субботников. Мы их проводили, звали друзей. Но это мы встали в 10 утра – и за работу. И нам не надо друг с другом разговаривать. А незнакомых людей звать боялись – ведь им нужно уделить время, пообщаться. Мы не хотели их обидеть. Да и тогда были работы, с которыми простой человек не справится, нужен специалист. А сейчас уже надо мыть окна, двери, что-то красить – и с этим просто справиться. И сейчас люди пишут всё чаще, хотят помочь. Мы всех зовем, скоординируем. Всегда можно лично написать, есть инста и группа.

Почему весной не было спектаклей от «Хоббитона»

Мы частный театр, зарабатываем с того, что показываем. А у «Хоббитона» вышла ситуация, что мало залов, где мы можем показывать спектакли. Мы играли в Музыкальном театре, в ДК Профсоюзов, в Доме офицеров.

Учебный блок

После того, как мы ушли из Музкомедии – не сами, стало тяжело. ДК Профсоюзов – не тот зал, где можно зарабатывать из-за расположения мест в зале. По центру все видно, но сбоку полсцены уже закрыты. И если ты станешь продавать на балкон билеты по 800 рублей, то зрители тебя не поймут. Да и сам антураж здания не предполагает таких билетов. Мы стали выходить на широкую аудиторию, работали с заводами и предприятиями. И люди после буфетов и фойе волгоградских театров не понимали в ДК, в чем прикол. Потому что театр – это не только то, как мы играем на сцене. Это весь антураж, начиная от вида здания и заканчивая вещами вроде буфета.

« Если мы не успеем к 1 ноября, к началу отопительного сезона, то открытие перенесётся в лучшем случае на весну»

Потом мы какое-то время сотрудничали с Домом офицеров. У нас была прекрасная посадка, все места раскупали. И мы хотели работать там дальше. На эту весну мы планировали премьеры, выбрали пачку классных спектаклей. И думали: это успех! Будем показывать спектакли и как раз зарабатывать на ремонт летний. Но потом Дом офицеров закрыли. И площадок, где мы можем играть, в Волгограде не осталось. А его жители в Волжский не поедут, мы уже пробовали.

Но тянуть с ремонтом больше было нельзя. Потому что, если мы снова войдем в отопительный сезон, эти расходы лягут на кредиты. А у нас и так основная часть руководства театра взяла на себя такие обязательства. И нам надо поскорее открываться.

Если мы не успеем к 1 ноября, то сделать мы тут больше ничего в холода не сможем. И открытие перенесётся на весну в лучшем случае.

Как быть творческим человеком в Волгограде

И у Волгограда, и у Волжского нормальный культурный потенциал. Проблема финансовая. Люди, которые занимаются творчеством, очень сложно зарабатывать. Мы в «Хоббитоне» 15 лет делали всё на чистом энтузиазме. Не то что в ноль даже, а лишь бы отыграть. Творчество – это сложный путь. И у нас его плохо поддерживают. Но люди сами долны что-то делать. Сейчас и предприниматели меняются, растёт новое поколение, которое отзывчивее, ценит то, что ты делаешь.

И да, надо уметь себя продавать. Надо воспитывать людей, что творчество – это не просто так, не за бесплатно. И ведь людям это надо. Всегда есть те, кому это интересно. Пускай это группа пока маленькая. Когда-то я сама уезжала из Волжского, потому что невозможно было себя здесь реализовать. А сейчас мир поменялся. И можно быть в маленьком городе и делать проекты, которые востребованы по всему миру. Если ты находишь свою аудиторию, если ты находишь свою аудиторию, если ты всё правильно доносишь, тебя будут любить и покупать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь на нас

Будь в курсе всех новостей в нашем городе

You May Also Like

Как прошел митинг ЛГБТ-молодежи в Волгограде

Митинги, общение с полицией, поддержка близких и борьба с гомофобией в городе

Узнать Волгоград заново: зачем нам экскурсии на велосипедах

Всё о маршрутах, ценах и мероприятиях на сентябрь

Я работаю на волгоградском ТВ. Журналисты о цензуре, ютубе и привилегиях

Местные журналисты рассказывают, как устроиться на телек, почему они мечтают о своем ютуб-канале и как статус работника на ТВ помогает в обыденной жизни