Платформа нисколько не пропагандирует употребление и распространение наркотиков. Потому что наркотики – это плохо. Поэтому, Роскомнадзор, не удаляй эту статью, пожалуйста.

Пока мы были студентами ВолГУ, то слышали историю, как нашего однокурсника посадили в тюрьму за сбыт наркотиков. Спустя несколько лет мы нашли и связались с ним. Так что ловите монолог человека, которого осудили за распространение наркотиков и отправили в колонию-поселение.

О жизни до переезда сюда

Я родом из небольшого городка Ровеньки. Это в Луганской области на востоке Украины. В России я оказался, когда переехал сюда по учебе пять лет назад. Как раз тогда начались боевые действия и появился веский повод для переезда, чтобы не участвовать в войне, а жить мирной жизнью. Я застал полгода военных действий непосредственно проходящих недалеко от моего города. К этому времени как раз начался период поступления, а в российских вузах появились квоты для жителей Крыма и Донбасса. Оставалось только выбрать вуз и сдать экзамены. 

Я переехал в Волгоград, поскольку здесь находится вполне достойный университет, плюс в области живут родственники. Из-за того, что в семье я один, родители развелись еще в детстве, а вырос я с матерью, то это было хорошим подспорьем в выборе города проживания. Все-таки помощь лишней не была бы при акклиматизации на новом месте. Здесь же и получил российское гражданство. 

Я выбрал профессию журналиста, поскольку с детства тянуло к творчеству. Не мог представить себя на другой работе. Дополнительно на меня повлияли события в Украине, хотелось освещать происходящие там события. Журналистика лучше всего для этого подходила, как мне тогда казалось. 

Как первое время жил в Волгограде

Первые пару лет практически все свое время я проводил либо в ВолГУ, либо у мамы, которая переехала к родственникам в Волгоградскую область. От вуза я ездил работать вожатым в детские лагеря, участвовал в крупных спортивных мероприятиях в качестве волонтера. И жил все это время в студенческом общежитии. 

Моя стипендия составляла около двух тысяч рублей. Прожить на эти деньги практически невозможно, поэтому без помощи матери и периодической повышенной стипендии за творчество и активность в студенческой жизни, я бы не знал, на что жить. Можно сказать, что стабильной финансовой ситуации у меня никогда в Волгограде не было, и город в этом плане дополнительно разочаровал. На протяжении первого года в Волгограде я искал работу, чтобы можно было совмещать работу с учебой, но ничего достойного не было. В местных газетах и журналах студентов в принципе не рассматривали — только по окончании учебы. 

«Волгоград бы точно не выбрал, если бы знал, в какой он находится экономической ситуации»

О переезде в Россию не жалею. У меня живут здесь родственники, у людей похожий менталитет. Да и позиция России по Донбассу мне достаточно близка. Единственное, я бы поменял город проживания. Волгоград бы точно не выбрал, если бы знал, в какой он находится экономической ситуации. 

Как связался с наркотиками 

Я никогда сам не употреблял наркотики, даже никогда не курил обычные сигареты. И так вышло, что в моем окружении тоже не было людей, употребляющих наркотики. Сейчас я думаю, что это даже плохо. Ведь у меня не было отрицательного примера перед глазами. Это сыграло главную роль в моем последующем задержании. Я практически ничего не знал о наркотиках и относился к ним нейтрально. На этом и построилось мое отношение к таким веществам, что я даже не думал, что за это могут посадить в тюрьму. 

В то время у меня было очень тяжело с деньгами. Мне хотелось подзаработать себе и помочь матери материально. А так же забрать бабушку с Донбасса — тогда там резко ухудшилась ситуация, и возобновились военные действия. 

Когда я искал работу, то отправлял свое резюме на сайты по поиску работы. И в ответ на резюме дилеры написали мне в соцсетях, что есть работа курьера. Мне преподнесли это как официальную и законную работу с хорошим ежедневным заработком. Моя задача должна была заключаться в переносе пакета из одного места в другое. Открывать и заглядывать в пакет категорически запрещалось. 

Как проходила работа курьером

Приложение, по которому отправляются заказы, называется Jabber. Получить сообщение от дилера можно было в любое время суток, а твой заработок ты составляешь сам. Грубо говоря, чем больше разнес, тем больше заработал. Единственное правило в такой работе — это выполнять все требования, которые могут поступить, если хочешь получить деньги. Про то, как вести себя с полицией, никаких установок не делается. 

«Честно говоря, я думал, что развожу примеси для кальянов»

Я развозил метилэфедрон. Еще он называется «солью» или «скоростью». Об этом я узнал, когда прочитал свое уголовное дело, ведь открывать пакет строго запрещается. Всего курьером я проработал три недели и успел сделать около 200 закладок. Каждая из которых, в среднем, стоила 300 рублей. Мой рабочий день длился от одного до трех часов. 

Самыми популярными местами для закладок являются почтовые ящики в подъездах. По крайней мере я оставлял пакеты чаще всего там. 

Как задержала полиция

В тот день я развозил пакеты, и по пути к одному из заказов решил остановиться перекусить. Во время ожидания заказа ко мне подошли трое сотрудников полиции в штатском и заломали руки, выхватили телефон. Они сказали, что это обычная проверка телефона по похожей на него ориентировке. И только после того, как мы отошли за ближайший магазин, мне предъявили обвинения в подозрении в сбыте наркотиков. При понятых меня попросили показать сумку и открыть пакет в ней. И только тогда я увидел, что за продукт развожу. 

Честно говоря, я думал, что развожу примеси для кальянов. Поверьте, моя работа не выглядела классическим размещением закладок в кустах или под лавочкой. Подозрения по поводу содержимого, конечно, у меня были, но я их наивно отвергал.

После задержания пакет отправили на экспертизу, а меня в главное следственное управление на допрос о признании вины. Следователи спрашивали про руководителей поставок и способы на них выйти. Но я ничего не знал, поэтому допрос затянулся надолго. На меня оказывали моральное давление, чтобы я согласился с совершенным и рассказал всё о подельниках. Для этого следователи устроили игру в хорошего и плохого полицейского, без рукоприкладства. С этим мне повезло, поскольку многие, кого я повстречал в СИЗО, были избиты. Возможно, в этот день у полицейских было просто хорошее настроение. 

После признания вины меня повезли в изолятор временного ожидания, где я дожидался суда для выбора меры пресечения. И где-то через неделю ко мне приехал следователь с мамой и предъявил обвинения. 

Как проходила жизнь в СИЗО 

Следствие над моим делом и суды шли чуть больше двух лет. За это время я находился в четырех тюрьмах Волгоградской области. Первая тюрьма представляла из себя не стандартную страшную тюрьму из фильмов, а вполне современную и непереполненную. Камера в 16 квадратов и четыре стены. Она была похожа на тюрьму «Алькатрас» из фильмов, если честно. В моей камере еще содержалось четыре человека, они располагались на двух двухъярусных железных кроватях. 

«Чтобы вы понимали всю глубину трагизма, здесь не находятся осужденные. В таких условиях содержатся люди под следствием, чья вина еще не доказана»

Расписания как такового нет. Днем есть возможность писать, дремать, читать и смотреть телевизор, если он есть в камере. А вечером тюрьма оживает и по камерам начинают ставить «дороги». Это такие веревки, натянутые между окон с носком посередине. Они позволяют заключенным общаться между с собой с помощью записок. В это же время начинаются перекрикивания по коридору и через окно. Так что время с 18 и до 6 утра становится самым активным в тюрьме. 

Контингент в таких местах тяжелый, но и здесь есть адекватные и простые на общение люди. В такой тюрьме находятся люди по совсем разным статьям: от мелкого хулиганства или неуплаты алиментов до терроризма и массового убийства. Но их делят на две группы, которые содержатся в разных камерах СИЗО: преступления против личности и преступления против населения. У второго варианта есть еще свои ответвления: финансовое преступление и насильственное. Меня записали в финансовое преступление против населения. По этой статье со мной в камере находились мошенники, воры, взяточники, фальшивомонетчики и наркоманы. 

Еще я находился в трех тюрьмах: СИЗО №1 (Волгоград), СИЗО №3 (Фролово) и СИЗО №5 (Ленинск). Во Фролово и Ленинске все на современный лад. Везде видеокамеры, новые матрацы, всё чисто. В то же время в волгоградском СИЗО всё наоборот. В половине камер краска со стен сыпется, нет света, холодно. От сырости много комаров вне зависимости от времени года. В некоторых камерах нет туалета, потому что он сломан. И чтобы вы понимали всю глубину трагизма, здесь не находятся осужденные. В таких условиях содержатся люди под следствием, чья вина еще не доказана. 

Как сейчас проходит жизнь в колонии 

В итоге по приговору мне дали 10 лет и 6 месяцев и перевели в колонию-поселение в Суровикино. 

Колония в сравнении с тюрьмой — это настоящая свобода. Ветер, солнце, свежий воздух, больше пространства. Есть возможность работать, учиться, заниматься спортом и смотреть фильмы. В целом, это маленькое закрытое государство. Единственный минус которого, что здесь находятся только мужчины. 

Быт внутри колонии зависит от барака. Я живу в очень чистом месте, так как мой барак построили всего пару лет назад, а его жители придерживаются чистоты и порядка. У нас имеется собственный душ с сушилкой и стиральная машина, что является большой привилегией в этих местах. Барак разделен на три секции по двадцать двухъярусных кроватей. Есть комната с лавками и телевизором, а также холодильники, микроволновки, чайники и ячейки для продуктов питания. В этом месте можно самому что-либо приготовить и поесть, несмотря на общую для всех столовую. 

Я работаю подсобным рабочим во внутреннем магазине колонии. В мои обязанности входит: разгружать товар, когда завоз в магазине, выкладывать товар на полки и отдавать товар осуждённым, когда его пробьёт по чеку продавщица. В среднем, люди в колонии получают около пяти тысяч рублей в месяц, так что тут не разгуляешься. Самыми популярными продуктами в магазине являются чай, сахар и сигареты. 

В колонии я общаюсь со всеми. С кем-то по работе, с кем-то из-за общих интересов. А с кем-то потому, что человек хороший. Здесь есть много неординарных личностей. Тут есть бывшие депутаты, спортсмены, бизнесмены, военные. Самое необычное преступление в моей колонии, как мне кажется, совершил человек, который уже отсидел 22 года. Он не только убил человека, но расчленил и расфасовал его по банкам. Сейчас он в колонии рисует иконы. 

Телефоны в колонии под запретом. Но всё же их сюда проносят и появляется возможность пользоваться ими, звонить и выходить в интернет, чего совсем нет в СИЗО. 

Из-за всей этой ситуации, которая со мной приключилась, я стал более сдержанным человеком. Стал увереннее в своих поступках и стал совсем по другому смотреть на мир. Можно сказать, тюрьма открыла глаза на правду жизни. Я понял, как все устроено в нашей стране, какими могут быть люди и как они могут вести себя в нестандартных ситуациях. С меня снялись розовые очки.

После того, как я выйду, планирую уехать из страны по снятии судимости ускоренными путём или по украинскому паспорту. А там уже по загранпаспорту можно уехать куда угодно. Сейчас ведь можно с украинским гражданством на три месяца выезжать в страны Европы. Так что хочу уехать в Черногорию. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь на нас

Будь в курсе всех новостей в нашем городе

You May Also Like

Как провинциальному музыканту стать известным на всю страну. Рассказывает «Элли на маковом поле»

Про популярность, концерты и контракт с самым известным инди-лейблом

Узнать Волгоград заново: зачем нам экскурсии на велосипедах

Всё о маршрутах, ценах и мероприятиях на сентябрь

Я работаю на волгоградском ТВ. Журналисты о цензуре, ютубе и привилегиях

Местные журналисты рассказывают, как устроиться на телек, почему они мечтают о своем ютуб-канале и как статус работника на ТВ помогает в обыденной жизни